выберите нужную тему:

разное [8]
походы [10]
фотоочерки [15]
записки Моренщика [21]

Форма входа

Логин:
Пароль:

Среда, 20.06.2018, 22:22
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Легенда

фотозаметки

Главная » фотозаметки » в горах » записки Моренщика

Таинственный крест

Таинственный крест

ынче в горах в крестах и другой символике недостатка нет. То на одной, то на      другой вершине, то тут, то там, то здесь. Взяли моду    привинчивать таблички фирмы, метить свое присутствие    религиозные, коммерческие и другие корпорации. Каких только не    встретишь. 

Приверженцы разных взглядов на жизнь любят ходить в горы. Разноликие символы - в чем убеждены их авторы, претендуют на более высокие идеи, на какой-то иной, недоступный другим (как они думают) высший смысл. Вроде как одни "хорошие", достойные, а другие "плохие", низкие? Но на чей же вкус? Вот по мне - хорошо так, как задумано без их всех - без их участия, присутствия, и их торговых марок. 

 

 
отметились все

 

А на самом деле то, что разные знаки появляются на камнях, деревьях, земле – просто то же самое, что и «Киса и Ося здесь были». Приятно же на красивой скамейке ножичком вырезать свое имя. Святое дело... 

На этом социологическое исследование закончено.

 

                                                   

 

Эта история берет свое начало в далеком уже отсюда, 1993 году. Мы стояли на озерах в верховьях ущелья Коксай. Лагерь находился на берегу верхнего озера, которое мы иногда называли «Шкура», по его характерной форме. Август, самое хорошее время для походов. Тепло, минимум снега, еще большой день. Еще немного, и станет холодно, выпавший снег перестанет стаивать, ночи будут длиннее, солнце все ниже и ниже ходить над горами.

 

В недавнем времени вошли в широкое пользование видеокамеры, и нашей целью было наснимать побольше «редких» кадров, снять ледник и перевал Горбунова. Мы нарекли этот перевал Акулой, снежный плавник его, с камнем вверху, лежал на высоте 3940 метров. Утром, снарядившись, двинулись по леднику Горбунова, к подножию перевала. Небо было чистым, синим, снег белым, а мы очень довольные. Забираться на Акулу не входило в наши планы, без специального снаряжения это было невозможно. Казалось…

 
 
 показаны место лагеря, перевал Акула, места крестов, монастыря

На самом перевальном взлете, который был полностью снежный, часть снега когда-то давно обвалилась, и виднелся край ледовой массы, примерно метров 30-40 толщиной. Камера переходила из рук в руки, то один, то другой запечатлевали роскошные виды, не забывая и себя, давая умные комментарии. Часа три миновали, таким образом, вот мы и подобрались к самому началу перевала. Эффектно попозировав друг другу под нависшим шматом снежной глыбы (ну умные, нет?), присели на камень. Программа дня, таким образом, была выполнена. На обратном пути еще снимем пирамиду из непонятно как держащихся друг на друге трех камнях, размерами с гаражи, и в лагерь. 

Серега решает заглянуть за гранитную стену, примыкающую к отвесному льду. 
- Давай, только по-быстрому.
- Ладно…
Вот маленькая черная точка на белом фоне скрывается за стеной. Сейчас появится снова. Нет. Что-то долго. Вот, зараза, иду сам. За стеной никого нет. Гранит примыкает ко льду, образуя тупой угол, по нему течет, почти вертикально, падая, вода со снежной шугой. Никого нет. Возвращаюсь на наш камень. Тревожно что-то. Проходит час. И вдруг на склоне, вверху, шевелится точка. Это Серега, забрался, машет зонтиком. 

 
Снимаю на видео. Камера показывает время - 12-34. Голоса не слышно, очень далеко. Ну, а как спустится? Будем ждать. Прошел еще час, ясно, что спускаться будет в другом месте. Осматриваю предполагаемые места его спуска. Никого не видно. Еще час прошел, хорошо, хоть погода отличная. Может он прошел по гряде, и спускается ниже меня, жду еще час и пойду обратно. 

В лагерь иду с надеждой, что он уже там, хотя сам понимаю, что это маловероятно. Ничего не замечаю вокруг. Вон наша палатка. Никого. Спешно собираю теплые вещи, еду, складываю в рюкзак, и снова на ледник. Время от времени кричу, эхо разносит звуки, многократно отражая их от склонов. Эффект устрашающий, свой голос не узнать. Присмотрел все точки, которые могут оказаться человеком. Каждый раз их осматриваю, не изменилось ли их положение – тогда точно одна из них - он. Нет, все по-прежнему. Все точки на своих местах. 

Опять иду в лагерь, сам думаю, что до темноты успею еще сделать ходку на ледник. А ходка, это четыре километра, часа три по времени. Подступает отчаяние, что предпринять, не ясно. Пытаться забраться как Сергей, но спуститься тоже не смогу, тогда совсем потеряемся, а скоро будет темно. Голоса уже нет, пропал от крика. Глаза слезятся от высматривания точек, да и 12 км вверх-вниз, дают о себе знать. 

Нет, в палатке все, как я оставлял. Восемь вечера. Опять на ледник. Ну, так это лучше, чем сидеть. Проносится мысль, если не придет, завтра вниз, к Марату, будем искать, а сил нет. Эх… Вершины зажигаются заходящим солнцем, опять иду в лагерь. Ну, спустись же, сволочь, ну можно ведь по тому склону, по этому… А сам понимаю, что как обманчиво все, знаю, что лишь сверху понятно, что спуститься нельзя. Да известно, что где заберешься, не факт, что там спустишься. Почти темно, подхожу к лагерю, смотрю и вниз, - нет, никого. 

Усталость спасительна, забивает тревогу. Ни спать, ни есть, ни сидеть, ни стоять… Если он остался вверху – самое лучшее – обморозится, худшее гоню. Время час ночи. Загадываю на падающие звезды, это как молитва. Появись. В который раз спускаюсь к нижнему озеру, посмотреть вниз, сверху уже не жду, так как пройти ночью по глыбам камней никому нереально.

Вроде мелькнул внизу какой-то силуэт, нет, не показалось! Не показалось! Не показалось, хоть бы Серега. Точно! Он! Стоим, обнявшись, оба без сил. Один от страха и беспокойства, другой от 12-ти часового перехода по бездорожью, без еды и теплой одежды. Двенадцать часов, это самое быстрое время, за которое можно добраться по его пути, почти бежать. Добрели до лагеря, свалились, лежим. Серега хрипит и стонет. Добиться от него ничего не мог около двух часов. Есть, пить? Стон. Ну что нужно-то? Стон. Никакого зла не хватает, опять близко отчаяние. Стон. Глубокой ночью, сквозь стоны, вроде бы какой-то звук… Наклоняюсь над ним, безголосо спрашиваю - 
- Что, что? Ну, что же?
- …крест…
Второй фразой, которую я разобрал, было: 
- …при…ем…ник… вклю…чи…  
Ну, наконец-то, скотина ты свиная! Это было возвращение к обычной жизни. 

 Вернемся к моменту нашего расставания на леднике. Теперь рассказ идет от Сергея:
Я решаю заглянуть за гранитную стену, примыкающую к отвесному льду. 
- Давай, только по-быстрому.
- Ладно…
Карабкаюсь по твердому снегу вверх, в щели, между снегом и скалой. Вверх, вверх. А ведь прилично уже поднялся. Сверху течет шуга, смесь льда и воды, летят мелкие камешки. Вверх, вверх, я не думаю больше ни о чем. То-то Сашка удивится. А ведь вниз теперь уже не спуститься, мелькает мысль, и пропадает. Препятствие в виде нависшей глыбы снега, из-под него тоже течет вода, ледник освещен солнцем. Кабы не сорвался этот кусок. Неподалеку вмерзший камень, цепляюсь за него, вишу какое-то время, дотягиваюсь до другого такого-же. Дальше как по маслу, и вот я на гребне. 

Да, стою хмельной, кричу от восторга. Машу руками, внизу Сакеныч, точка на снегу. Ну, а теперь надо спускаться. Иду по гребню, высматриваю подходящее место. Похоже, сложно будет, ну вон у той горы можно. Через 5 часов, выбившись в конец из сил, все время на подъем, почти бегом, достигаю намеченного места. Заглядываю с надеждой за гребень. Пропасти, обрывы, как обманчиво казалось издали.

Сижу в полном унынии, что же делать. Придется спускаться, обойти эту гору, и за ней, по осыпной ложбине спускаться. Вниз, не разбирая пути. Прыжки по 3 метра, про опасности забыл, камни летят вниз. Вот и прошел гору, теперь снова вверх, еще 3 часа, солнце уже ближе к вечеру. Вот и гребень скоро, что там? Все то же самое, я опять находился на той же самой горе, только с другой ее стороны. Горы, они большие… 

До вершины этой горы недалеко, может посмотреть с нее рельеф, оценить обстановку. Еще час, еле добираюсь до верха. Небо, облака, большая груда камней в несколько метров, и что это? На верху кургана стоит крест, из бревен, режет синеву. Какой контраст с природой, как чуждо и дико. Вползает какой-то страх, даже ужас. Обреченность и страх. К чему этот крест? Разве здесь чья-то могила? Почему я на него вышел? Как туго накатывает мутная волна ужаса, накрывает с головой. 

Безмолвные горы, тишина. Все здесь без меня было и будет впредь. И до меня нет дела этой красоте, на которую я сейчас не смотрю. Я заблудился.

Опять волна отчаяния. Скорей идти, бежать. Не рассматриваю толком ничего, теперь только вниз, вниз, в обход всей гряды, лишь бы хватило сил. Что означает этот крест, почему он здесь? Бьет в висках так, что дрожит все тело. И что со мной, я ли это, и где я. Все смешалось, вижу одни разводы, это просто уже стало темно, сколько в дороге, 10 часов или больше? Все, силы закончились, я падаю, сделаю еще несколько шагов… Одно колено на остром камне, кто-то подхватывает меня…

                                               

                     кликнув по фотографиям, можно увидеть их в большем размере

 
 рассвет на Караване
 

ниже идут 10 пленочных фоток  похода по Аксаю 2005 года

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Серега декламирует строки, пришедшие на память
 
 
 у креста, установленного в 2001 году обитателями монастыря
 
 
 там, за облаками

 

 
 протестанский крест, появился примерно в 2007 году, за ним озеро Коралловое
 
  

 

 
 высокие перистые облака в горах, очень редкое явление
 
 
 озеро Нижнее с вершины, июль

 

 
 гранитное корыто святого Маэля из "Острова пингвинов" Анатоля Франса

 

 
грозовой вечер на Караване
 
 
утро в скалах
 
 
рассвет на перевале, на водопаде - завтра домой
 
 
 вид на озера коксайского кармана с вершины 3824
 
 
 перевал Горбунова 4020 м (Акула), на который забрался Сергей

 самый старый Высокий крест, стоящий на отвесной скале, на вершине Кокашы, между ущельями. Добраться сюда и установить его, очевидно, было не просто. Действительно, в коленях дрожь была, не скрою. Мрачное утро, мрачное место.

 надпись " Марина, зараза, я тебя люблю" находится рядом с каргалинским крестом. Я увидел ее уже на обратном пути. Обстановка разрядилась, лишь стоило увидеть эту композицию. Передалось настроение, писавшего это. И сразу стало солнечно.

 хребет Кокашы, вид на город, раннее утро

 каменный крест на перевале, примерно 70-е года прошлого века, каргалинский крест на высоте 3650 м

 вид с вершины Кокашы

 наскальные рисунки хомо бандерлогос

  

 

 

                                              

Через двенадцать лет, в 2005 году, мы с Сергеем возвращались домой из похода, проходили через наше доброе ущелье. Остановившись на стоянке, вдруг неожиданно, на одной из близких вершин, увидели крест. Места эти мы хорошо знаем, были на этой вершине, ничего подобного не было. Невооруженным глазом крест был отчетливо виден, белел на синем фоне. Подивившись этому факту, повспоминали «былое», отправились дальше. 

Путь лежал через известный в наших местах, мужской монастырь. И этот крест, увиденный  сейчас нами, был установлен его обитателями. Скит расположен на вершине горы, в лесу, в очень красивом месте. Высоко в горах, затерянный, стоит монаший скит… 

Звучит красиво, но насчет затерянности - это гипербола. Мне кажется, что «отшельниками» живущие там, могут так считать себя весьма условно. Дачники, паломники, просто любопытные, мелодии мобильных телефонов. Встретили лубочного, картинного «пилигрима-странника», в рубище, с сумой и суковатым посохом, как положено. Глаза его полны смысла, а вид символизма. Откуда и куда он странствует? 

Рассказали монастырским, что видели их крест.                                                        - Да, вы его видели, стои́т?                                                                                      - Посмотрите в бинокль, его видно отсюда.                                                              - Да нет, - замахали руками, - отшельники мы...                                                        На том и расстались.

Всегда неловко, коробит от того, когда во всем сквозит искусственность и наигранность. Может быть, в какое другое время по-другому, не знаю. Ведь получается кому-то быть одиноким даже в толпе города, и не быть таким в одиночестве, в безлюдье. 

А эти места, действительно особенные, загадочные, странные. Этому есть много свидетельств. Чего сто́ит случай с Олегом, совершенно необъяснимый и фантастический. Если бы я не слышал рассказ от него самого, человека внимательного и серьезного - не поверил бы. Ну, это другая история, может он ее когда и расскажет.

Много раз мы вспоминали тот случай, тот страх, те необычные острые впечатления. В 2009 году осматривали в бинокль всю гряду подковы, нет никаких намеков на кресты. Не скрою, иногда я думаю, что он вообще не существует, привиделся. Обстановка стресса, страх, разреженный воздух... И уж больно глухое, далекое место. Очень высоко, кто там его поставит. Но Сергей утверждает, что видел его очень даже отчетливо, стоял рядом с ним. На кургане, высотой метров пять, толстые бревна.

Еще интересно, что расположен далекий крест на той же долготе, что и крест, установленный монахами скита (см. карту) Наверное, случайность. У меня это почему-то перекликается с тропинкой желаний – аллеей деревьев по 77 меридиану, в обсерватории близ Алма-Аты. Кто не ходил по этой дорожке, попробуйте пройтись, ощущения своеобразные. Что-то есть в этих меридианах.

Думаем предпринять специальную экспедицию на поиски загадочного креста. Так, что,  продолжение следует.

                                                                   1993 - 2005 - 2009 годы
категория записки Моренщика | добавил Александр (17.10.2009)
просмотров 326