выберите нужную тему:

разное [8]
походы [12]
фотоочерки [15]
записки Моренщика [21]

Форма входа

Логин:
Пароль:

Воскресенье, 16.12.2018, 13:56
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Легенда

фотозаметки

Главная » фотозаметки » в горах » записки Моренщика

Где все ветра, какие есть

Где все ветра, какие есть

детстве, читая книги, я всегда тщательно пропускал абзацы «про  любовь» и «про природу». Как чуть позже выяснилось, это и есть  самое интересное и захватывающее, что вообще может быть.  Оставим первое специалистам, коих и без меня полно. А вот  случалось ли вам так же лететь, слышать звон каждой клетки в теле,  когда ветер вам в лицо? Когда воздух холодный и теплый одновременно, и запахи, и небо, все будоражит. Тогда внутри тебя все клокочет и бурлит от синевы, травы и далекого горизонта. От того, что июль, и все вокруг как будто для тебя.

 
вид на хребет Каравана с юга

Вечером, перед тем, как заснуть - лежишь, и смотришь на сто раз знакомый шанырак палатки, а шелест ветра в елях соревнуется с шумом реки. То один, то другой из них громче, они очень похожи по тембру, сливаются и расходятся, а потом разом  пропадают оба - сон свое никому не уступит. А утром так же возникают, как будто их включили, и продолжают свою музыку, и никто, совершенно никто не вмешивается в их дуэт. В такие места еще надо добраться. 

Бывают в походах такие дни, когда можно встать попозже, не по будильнику, а вполне добровольно.  И все равно это будет не позднее 6 часов.  В горах так.  Впереди нетрудный переход, или вообще дневка, и идти никуда не надо. Получается это тебе как награда. А дни огромные, ведь день начинается, когда встает солнце. Ясно, что погода будет отличной и душа поет. Смотришь с высоты своей стоянки -  вверху синее небо, вокруг синее небо, даже внизу синее небо, а на камнях иней. Кажется, что летишь, можно и не раскидывать руки, потому, что парит все. Все на свете. 

Известно, что лето – это маленькая жизнь. А что же тогда зима? Лето – это все, а зима ожидание этого всего. У природы хоть и не бывает плохой погоды, говорят, что есть прелести в каждом времени - и весна и осень и зима. Но все для лета, все в ожидании его.  Не против померзнуть, но только для того, что бы погреться.  Не наоборот же. К тому же, все хорошие люди рождаются летом. Среди родившихся в другие времена -  тоже есть на них похожие, но все "летники" уж точно молодцы. Они очень рады этому и обычно довольны собой. 

Внизу маленькое озеро Лужа. Наверное, самое красивое. Оно возникает неожиданно, вот поднимаешься на перевал по Красной горе, морены уже внизу, а под перевалом вдруг озерцо. Расположено не в кармане-подкове, как обычно, а у скалы. Загадочная лужица. Оно никогда не замерзает, хотя морозы бывают под 30 градусов. Вода в нем всегда одной температуры – плюс 6,5 градусов. Зимой на нем не приходилось бывать, но когда на более низких озерах лед, то это, высокое, блестит чистой водой.  А соседние озера скованы. Неглубокое, несколько метров. Пусть геологи разбираются. Под крутыми скалами бурлит небольшой водопадик, и сразу в озеро. Островки фиолетовых примул отражаются, как в зеркале. Отражение всегда темнее, чем оригинал. Не замечали? Странно.

Побыв час там, где выше уже ничего нет, кроме синевы, начинаешь возвращаться по гребню. Это еще не спуск, пока проход по острию. То справа обходишь каменные выступы-жандармы, то слева. И там и там снег. Еще не спускались, а накупались в снегу по пояс. На ярком утреннем солнце он тает, все мокро. А под вершиной остановка на отдых, сняв рюкзак, осматриваешь достопримечательности. И вдруг попадается сухая песчаная площадка, 4 на 3 метра. А ведь когда лезли вверх, хотелось поставить где-нибудь палатку, отдохнуть, но везде снег и лед, убирали его, да все зря, пока не замерзли, много ли сделаешь голыми руками. А тут за уступом, почти у вершины - такой подарок.

Шальная мысль еще не пришла, а сам уже намечаю, где будет стоянка. Все, решено, ведь можно здесь спокойно обсохнуть, а потом, после обеда и начать спуск на морену. Что это мы решили непременно спускаться одним махом? От удачной мысли настроение улучшается многократно, особенно, когда в ботинках студеная вода, а в близкой перспективе вкуснейший обед. Небо становится еще синее, и необъятный мир вокруг еще прекраснее. Настораживает только, что с одной стороны пропасть, ну обозначим опасность камешками, да крепко запомним, что за них заступать нельзя.  

Пар идет от сохнущей одежды, крики птиц разносятся с каменным эхом. Все мечтаю покричать на леднике Жангырык (Эхо), проверить, правильно ли его назвали. Вокруг, на гранитных полках, прямо из снега торчат бордовые примулы, а в вертикальных трещинах - клумбы лиловых лютиков, в обрамлении декоративной синеватой листвы. Все это вперемежку со снегом. 

Места хватает для всего.  Вода журчит рядом, струится по камням, от быстро таящего под солнцем снега. Срочно нужно решить, что на обед – лапша с мясом, поджарка с картошкой или ограничиться просто лагманом? Над равниной плывут барашки, внизу и далеко, а вверху пелерина перистых  прозрачных нитевидных облаков. На юге гряды и гряды снежных гор, ступенями бледнее и бледнее по тону, и видимость километров на сто.

Рериху вряд ли удалось бы здесь отдохнуть. Мне легче, щелкаю и все. Если когда услышите, что фотограф-пейзажист «работает», не верьте, просто нужно попасть сюда.  А если он «творит» свои «работы», то выглядят они искусственно и нелепо,  а сам творческий фотограф был не там, где надо. Ибо он соревнуется с уже готовыми природными творениями, выжимает из ничего что-то, а это ли не нелепость. Его забота - запечатлеть, и дело с концом. Еще пара щелчков между делом.

 

вид с Каравана на запад, в Долину блестящих речек
 
 
на перевале, слева Тас-чокы, утро
 
 
рассвет на озере Лужа, вверху обе вершины Каравана - Ушки и Вторая
 
 
лиловый лютик на высоте 3800 м, цветет раз в пять лет, июль
 
 
примулы на подходе к вершине, стоянка Орлиное гнездо
 
 
озера с вершины Вторая (3824 м), внизу -  Нижнее, вверху - Шкура, июль
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Километром ниже лежат два озера, разные по цвету и форме. Сверху кажется, что в одной плоскости, на самом деле между ними ступенька в 200 метров высотой. Отсюда и разница в цвете - одно зеленоватое, другое синее. Какие-то разные бактерии живут каждые в своем ареале, и обеспечивают свою окраску воде. Лед на озерах растает в этом году в середине июля, а в середине сентября будет нарастать новый. За все про все два месяца. Успеть вырасти, зацвести и дать семена растениям. Всяким жучкам-паучкам управиться со своими важными делами. А на равнине лето на три месяца больше -  это всего в десяти часах пешком, и в 15 километрах от Орлиного Гнезда. Так теперь называется это наше место, не обозначенное на мировых картах. 

Отсюда, как-то раз спускались по каньонам к озерам. С Валерычем, Маратом и Марсом.  А на перевале недавно нашли нашу с  Маратом записку, десятилетней давности, а на озерах наши следы двадцатилетней – от компании с Кешей и Серегой. А где сейчас этот Серега Мореный? Где его носит? Да вот он, как всегда пристально разглядывает камешек, с видом знатока. Только гриву его добре «припорошило».

До обеда весна, потом лето, к вечеру осень, ну и ночью зима. Таков климат в данной местности. Оттого все вместе – и снег и трава. К вечеру все журчания прекращаются. От плюс  15 градусов, стрелка термометра симметрично уходит на такое же расстояние от нуля влево. Как при этом не замерзают растения, ведь завтра они, как ни в чем не бывало,  потянутся к солнцу.

Интересно, подтвердится ли сегодня «тяньшанское правило». Это когда с утра солнце, после полудня собираются тучки, потом дождь, а к закату дня снова все проясняется. Ночью будут висеть на расстоянии вытянутой руки блестящие елочные шары, и утро будет ясным и морозным. В правилах всегда бывают исключения. А дел днем много. Надо пройти по гребню на запад, там большое высокогорное плато, и заглянуть на ту сторону. К вечеру подняться на юго-восток, и осмотреть падающее в бездну ущелье, с белыми нитками рек. А Сереге надолбить полрюкзака камней, и наковырять каких-то корней для половины, свободной от них. И все время синева будет сопровождать нас, а в лабиринтах гранита найдется немало захватывающего.

Потом зажигается летний вечер. Горит он часа два, пока совсем его угли не станут вишневыми, а желтый кружок станет половинкой, мелькнет, и жди темноты. Ловишь зеленый луч, но за сотни наблюдений удавалось застать это редкое зрелище лишь дважды. Тогда часть неба становится изумрудным.  Выкатывается сменный шар, а сегодня полнолуние. Несмотря на громадную, непостижимую разницу в величине двух наших светил, угловые размеры их примерно одинаковы. Это сбивало с толку древних, но мы - хорошо информированы, но вряд ли умней. Пользы от ночного светила гораздо больше, так как дневное светит днем, когда и так светло – заметил Козьма Прутков. Я в этом убеждался не раз.  

Если собрать всю свою волю и одолжить часть у других, то можно выбраться ночью из палатки. Удивительно, но в такую ночь сохраняются цвета, лишь темнеют и приглушаются. Но видно, что скалы - красные, осыпи -  желтые, травяные склоны -  зеленые. Можно не только читать (было бы что), но и подбирать иголки. Сравнение из старой песни весьма образное, однако меня всегда смущала практическая сторона этого дела. Картины вокруг не имеют объема в лунном свете, а кажутся вырезанными из картона. И понять, какой склон ближе или дальше, какие скалы большие, а какие просто маленькие камни - совершенно невозможно. Оттого виды совсем театральные.

Насмотревшись, ныряешь в палатку. Удивительным свойством обладает эта хижина из нейлона. В ней чувствуешь себя в безопасности, когда спишь в метре от бездонной пропасти.  При этом снаружи невольно приседаешь от страха, когда ходишь. Бывает, разыграется ночью ветер. Минут десять палатку треплет в разные стороны, растяжки то натягиваются струнами, то провисают - то с одной, то с другой стороны. Потом, минут пятнадцать - полный штиль. И снова, и снова. И так всю ночь.  

В это время внутри, как ни в чем не бывало, горит синенький очаг, на нем закипает какао, потому, что ночь коротка, и за оставшийся час, уже не заснуть. Снаружи барабанит дождь, если щелчки хлесткие, то значит град, а потом постепенно барабан стихает, но не спешите буйно радоваться - возможно, дождь перешел в снег.  Внутри палатки, у всего свое строго определенное место. Понятия «искать» там нет. Ведь, к примеру, пилот, что бы узнать скорость, не ищет прибор, а бросает на него взгляд.

Давно следую одной красивой традиции Тура Хейердала. Для того, что бы как-то узнать, понять и прочувствовать какое-то место, надо там переночевать. Обязательно без компании. Непременно случится необычное и неизведанное, посетят мысли и открытия. Светила разные, и все при них другое.

А сейчас сильно тычу ложкой в бок Серегу Мореного – вставай, ботаник. Не «уу…», а вставай, сякой. Нам сегодня идти 12 часов, «тяньшанское правило» тебя ждать не будет. 

                                                                                                   лето, 2009 год

                     кликнув по фотографиям, можно увидеть их в большем размере

 
к Орлиному гнезду, вид на равнину и север
 
 
чудесное озеро Лужа после грозы, вид с Красной горы
 
 
привал на Красной горе, на пути к Ушкам
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 
пик Безымянный

 

 
Аполлоны, встретились недалеко от вершины, воздушные струи
 
 
вершина Ушки, 3800 м
 
 
 
 
Сфинкс в скалах
 
 
солнце за плечами
 
 
 
 
категория записки Моренщика | добавил Александр (30.01.2010)
просмотров 251