выберите нужную тему:

разное [8]
походы [10]
фотоочерки [15]
записки Моренщика [21]

Форма входа

Логин:
Пароль:

Среда, 20.06.2018, 22:25
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Легенда

фотозаметки

Главная » фотозаметки » в горах » записки Моренщика

Старая дорога на Каменистую

 

Старая дорога на Каменистую

ет семь я не заходил в горы с 27 километра. Заходил в Каргалинку из Алмаарасана, и дальше как получится  - часто возвращался на 27-й, но своими, секретными тропами. А тут вдруг решил пройти вверх по старой дороге, подняться на Тупую.

 

Дело было в конце июля. Июль этот, 2015 года необычен тем, что в нем будет два полнолуния.  Раз в три года случается так называемая голубая луна – тринадцатое полнолуние в году, вместо обычных двенадцати. А в этом году в один месяц попали два полнолуния, и этот месяц - июль – 2-го и 31-го июля.  Второго июля я был в горах, и вот,  пользуясь моментом, решил и второе историческое полнолуние застать в походе.

Олег довез меня до Трубы – классической Трубы, она ничуть не изменилась. Несколько лет назад я с хребта Самолетной видел, как на месте, где расходятся дороги – одна вверх дачная, а другая в ущелье наша старая – появился поселок из мазанок-сарайчиков. Но простоял этот городок недолго - в мае  я спускался с Самолетной и с удивлением увидел развалины часовни, то есть снесли незаконные сарайчики поселенцев. 

Пропустив облако пыли, мы остановились около Трубы. И я, надев рюкзак, увешанный со всех сторон, двинулся по пыльной дороге. 30 градусов с плюсом снаружи, 30 килограмм за спиной, 30 лет после тех далеких походов по этой дороге. Ну и 30 километров впереди,  до озера. А идется не в пример легко, гораздо легче, чем  30 лет назад. Вот какие сильные впечатления остались с тех пор от трудностей тех времен.  

Дорога была запущенной, по ней никто не ездит, да и не ходит, кроме коров, но их пыльные следы вскоре исчезли. Старая дорога меня приятно удивила – какая она легкая, короткая и быстрая.  Какие короткие наши отрезки-вехи, а какими длинными они казались нам раньше.  

Итак – через полчаса подхожу к Загону, все заросло и разрушено. Еще через десять минут – Серпантин. Нет не так – СЕРПАНТИН, пожалуй, так – СЕРПАНТИН.  И через 10 минут я на вершине  этого самого Серпантина, а он пологий, недлинный и скорый, удивляюсь, чего мы его так боялись. Все всплывает в памяти, знакомо, но как-то празднично, что-ли. 

Настроение какое-то приподнятое. Летают синие птицы - так, как и много лет назад. Может быть, это и не настоящие классические синие птицы. Но мне, вследствие романтизма, всегда хотелось думать, что это они и есть - и других не бывает. Очень синее небо. Давно-давно, 30 лет назад,  я торопился надышаться этим небом, как бы нахвататься его впрок. Казалось, что вот оно уйдет, наступит осень, и не будет такого неба, будто я что-то упускаю. С тех пор оно было сотни раз, и такое же синее, но тогда я почему-то в этом сомневался. И вот они - синее небо и синие птицы. 

Дальше – Тягунок. Тягунок тоже оказался очень пологим и недолгим, просто чудеса какие-то. И это тот самый изматывающий Тягунок?  20 минут, и я подхожу к Ферме. Ферма это просто название, еще  на наших незапамятных временах  исчезла бывшая некогда здесь ферма. Позволяю себе первый раз присесть, не снимая рюкзака, и, хотя майку можно выжимать, отдыхать не хочется, прошло ведь чуть больше часа.

Прохожу по долине между небольших холмов и через полчаса подхожу к Развилке, следующий этап – Три брата. Друзья, Три брата – это три небольших холма, довольно пологих, которые проходятся за 20-30 минут и тропа выходит к Каменистому, здесь я и заночую, так как солнце уже на закате, место подходящее, вода есть. А завтра утром выйду до восхода солнца – осталось до Тупой полтора  часа хода – Дуга, Горизонтальный участок, обходим две горки и подъемчик на Тупую.

Вот и весь путь, вот так  старая дорога, ну и хороша же. 
От Тупой на выбор – или на Водопад, или на Каменистую. Но, мне пока не нужно -  ни туда, ни туда. Я пойду прямо – на Маратовское озеро. А вот потом, на обратном пути, с толком, с расстановкой, зайду на Каменистую и уже спокойно там,  как следует, так сказать, оттопырюсь.

заброшенные конструкции Загона

разрослась боярка на Тягунке, виден Серпантин

Серпантин

Тягунок

от Развилки к Трем братьям

 

                                             

Вот и прошло, пролетело, просвистело 7 дней, и я спускаюсь с хребта на Каменистую, предвкушая отдых, планирую провести на этой стоянке две-три ночи. А затем уже возвращаться домой. Спустился в район стоянки, но не могу ее отыскать. Снял рюкзак и занялся поиском нашего места. Здесь настоящий заповедник, здесь явно не ступала нога человека лет 20, как минимум. Все дикое, корявое, заросшее.

Да где же наша стоянка? Вот каменная осыпь, как я помню, наша елка почти крайняя, на западе только арча, лес заканчивается. Кругом камни и кусты. Обхожу елки одна за другой. Может наша упала? Осматриваю упавшие. Что за шутки такие, прошел уже час, а я кручусь как на сковородке, а стоянку найти не могу. Никак не вырисовывается в голове обстановка. 

Все, надо остановиться, стоянка где-то здесь, она никуда не делась, успокоиться. Неожиданно натыкаюсь на наш костер, в смысле место костра и тут все становится на свои места. А места были открытые, елки маленькие. А теперь все другое. Те елки, что были тогда в метр высотой, стали десятиметровые.  А те, что прятались в траве – стали метровые. Все кусты арчи так разрослись, что изменили весь ландшафт. 

Приятно удивило вот что – все елки здоровые, необожженные, пышные. Никакого сушняка, все так и бушует зеленью и дикостью. И наша елка не подкачала, растет, как ни в чем не бывало – светло-зеленые ветки по 10 см обозначают прирост только этого года. В ветках вверху свиристела белка.

Под елкой достаточно много места, что бы поставить палатку. Одну ночь я решил провести прямо на нашем месте, а потом подыскать удобную открытую площадку. Привык к простору и комфорту за много лет. На всякий случай я принес  сверху, с морены 6 литров воды, надо посмотреть ручей, конец июля все-таки, да и мало ли что могло измениться. Спускаюсь к ручью и сразу вижу поблескивание воды  в траве – есть, ура. Не подвела, Каменистая.

Поднимаясь от ручья, с удивлением замечаю, что ноги послушно и знакомо ступают по невидимой тропинке, работает мышечная память 30-летнего прошлого! В положительный момент надо записать и то, что приличная банка сахара прекрасно сохранилась – буду пить кофе с еще советским сахаром, надоели уже сахарные таблетки.

Как вообще мы завели эту далекую стоянку?  В те годы в каждое ущелье, на лето приходили чабаны. Но мы с ними особо не контачили, здоровались, да и шли на свое место, а чабаны стояли всегда на своих стойбищах и туристам не досаждали.

Мы оставляли в горах свои вещи – спальники, посуду и все остальное – манеры носить все с собой, как сейчас, тогда не было. Мы складывали все в большой мешок  (он назывался «тюк») и прятали его в секретном месте.  Но чабаны (вернее младшие чабаны, по сути, наши ровесники, пацаны, можно сказать) выследили, куда мы прячем тюк. И вот приходим мы как-то в горы, а тюка под камнями нет.

Идем к чабанам разбираться, а их никого тоже нет. То ли вообще ушли, непонятно. Берем их имущество и идем на свое место, приходим и видим на месте, где прятали свои манатки – лежит наш тюк, целый и невредимый. Короче, подбросили. Тогда мы решили сменить стоянку. 

Условия были такими – подальше от чабанов, большая елка, под которой будем спать (палатки тогда у нас еще не было) и наличие воды. Так мы и оказались на Каменистой, в этом заповедном  месте, куда нет тропинок, и где я несколько  раз сталкивался с дикими кабанами.

 та самая банка кофе, сахар в банке из-под Симилака

 маленький хилый кустик смородины на Каменистой

 закат перед дождливой ночью

 

 

 

 ручей на Каменистой

 

 

 старый костер

 

 

 

 

 

 вид с каменистой на Тупую

 запас дров на вечер

 уютная площадка на Каменистой

 закат перед звездной ночью

 

 

 

 

 

 

 

 палатка свободно помещается под елкой

 

 

 Венера и Юпитер на закате

 

 палатку почти не видно под елкой

 

 

 

                                             

Я поставил палатку под нашу елку, тент решил не накидывать. На ночь оставил вход незастегнутым. В 9 часов вечера, уютно устроившись под развернутым спальным мешком, так как в нем самом жарко, вставив в уши наушники, и поймав нужную радиостанцию, растянулся, и тут же уснул. Как всегда всю ночь что- то снилось, грезилось. Прыгалось по камням и переходилось по воде. Сквозь сон угадывались порывы ветра, слышалась возня белки, сыпавшей хвою и кору на палатку. 

Вот и становится светлей, а воздух прохладней. Полежал еще минут 15, стали явно видны ветки, ветра совсем нет. Встаю и выхожу из-под елки, гляжу первым делом на небо – оно чистое, что всегда радует. По тропе от ручья поднимается Димыч. В одной руке у него закопченное ведро с водой, в другой большая голубая эмалированная кружка.

- С добрым утром, тетя Хая! – традиционно приветствовал он меня. На нем была серо-зеленая штормовка.

- Вам посылка из Шанхая… - машинально сказал я, не понимая, что происходит.

- Кеша еще спит, старый кабан? Пни его, пусть займется костром.

- Щас он займется, ага… - опять автоматически ответил я. Возле костра лежала большая куча дров.

Потом я заглянул под ель, там, натянув на полосатый ватный спальник еще и прожженный ватин, мирно сопело нечто в шапке-ушанке. Мы развели костер, поставили на него черный чайник, Димыч ухнул в него пол - пачки заварки. Я взял пачку – кубической формы, 50 гр, чай грузинский, первый сорт, внутри фольга на бумажной подложке. Димыч и Кешик переговаривались, а я молчал. На Кеше были ручной вязки высокие шерстяные носки, на руках - такой же вязки варежки.

- Во сколько он придет, как думаешь? – Кеша вопросительно посмотрел на меня. 

- Договаривались, что часам к двум, если не проспит, - ответил вместо  меня Димыч, - сколько ты ему дал? – повернулся он ко мне.

- Шесть рублей, все что собрали, - в свою очередь за меня ответил Кеша, - на рубль  я ему сказал взять 10 гороховых супов по 10 копеек, еще на рубль пять булок хлеба по 20 копеек. На остальные 4 рубля – сахар 1 кг по 78 копеек, штук шесть завтраков туриста по 33 копейки, ну и кильки в томатном соусе штуки 3-4. Нормально, хватит на 4 дня, - Кеша облизнулся и сглотнул.

Я вспомнил, что мы ждали Ворона, я сам дал ему на провизию трешку и три рубля по рублю – весь наш коллективный сбор. И Серега должен принести нам радость. 

Нетерпение нарастало пропорционально голоду – у нас было 4 маленьких помидора и 3 яйца, мы решили их оставить на торжественный, праздничный и обильный ужин. Впереди четыре дня, как это здорово. Димыч крутил настройки ВЭФ 202. Этот чемодан, без батареек весил 2,7 кг, а с шестью батарейками 373 -го типа  – больше трех. Правда, работал долго. Ночью мы, как всегда, гоняли чаи и ловили на коротких волнах «голос  Америки из Вашингтона».

Коротая время, в предвкушении большого человеческого счастья, мы трепались о всякой всячине. Вот были бы такие штучки, - начал Кеша, - Раз  - нажал кнопку и связался как по рации.

- Рация ловит в пределах прямой линии, а здесь горы, большой коэффициент поглощения волн, так что не получится, - остановил его Димыч.

- Но приемник же ловит волны, - не сдавался Кеша, - Вот сделали бы так же, такую маленькую штучку...

- Волны отражаются от ионосферы, - тоном лектора продолжал Димыч, - посланные передатчиком большой мощности, все будем по 10-килограммовой рации таскать?  Вместо тушенки что ли, спасибо, 

Я посмотрел на выступающий прямоугольник в моем кармане.

- А вот если бы еще можно было бы и видеть того, кто говорит, и слышать, то сейчас бы связались и узнали, где он тащится - не сдавался Кеша. Он учился на радиотехнике и вживую видел разбирающихся в ней людей. На этом основании и себя причислял к знатокам, - Я могу тебе все характеристики транзисторов разрисовать, - привычно начал он.

- Да иди ты со своими характеристиками, - вяло огрызался Димыч, - Такого никогда не будет, это невозможно. Ну, носи армейскую рацию, только где ты ее найдешь.

Я снова посмотрел на выступающий прямоугольник. Сунул руку в карман и вытащил пачку сигарет «Родопи». Протянул для угощения. Кеша презрительно поморщился и достал «ВТ», Димыч выдержал паузу, полез куда-то в рюкзак и вынул «Беломорканал». Единодушно закурили Беломор.

 

 

 

 

 

 

 

 

Зоркий сокол Кеша первым увидел приближающегося Ворона. Мы обступили Серегу и тепло приветствовали его. Я сразу почувствовал неладное по легкой походке и пустому рюкзаку, из кармана которого торчала бутылка с водой, заткнутая свернутой газетой.

- Ну что, принес? – мы полезли в рюкзак. Там было пусто. Мы выпрямились. Серега взял рюкзак, пошарил в нем и - оп-па! - извлек, с видом фокусника - банку бразильского растворимого кофе, с индейцем на крышке. Эта банка стоила  ровно 6 рублей 00 копеек. Он торжествовал, и, оглядывая всех честными, сияющими глазами, предлагал разделить нам свой восторг. Чувствовалось, что явно ожидает аплодисментов, или, как минимум, похвалы.

Кеша пытался  лягнуть Серегу, но тот отбежал. Димыч произнес несколько плохих слов и два-три очень плохих. Я был страшно огорчен. Мы не подпускали Ворона к костру какое-то время. Потом делали вид, что не обращаем на него внимания.

- Какой жестокий мир, - думал Серега, покуривая в сторонке кешинский  "ВТ, "- Как все несправедливо…

Съели три яйца и четыре помидора. Что это для молодых, желающих жить, есть, спать и дышать. Мы мучились еще три дня, непрерывно пили несладкий кофе, его противный вкус  я помню до сих пор,  и потом стали собираться домой. 

                                                         

Вот и становится светлей, а воздух прохладней. Полежал еще минут 15, стали явно видны ветки, ветра совсем нет. Встаю и выхожу из-под елки, гляжу первым делом на небо – оно чистое, что всегда радует. 

Да, вот такая ночь была на Каменистой, так сладко и комфортно спалось, какие яркие и красивые снились сны. Подходит к своему завершению поход, самое классное время. Можно еще ночь-другую провести здесь, что я и сделаю, только расположусь в 30 метрах от Каменистой, на удобной площадке.

Ведь если разобраться, какое неудобное, недоступное место. Но вода - есть, вид на панораму равнины - есть, а главное - мы были молоды, одержимы, оптимистичны.  Мы были вместе - и окружающий мир был для нас несколько иным.  Такие мелочи, как отсутствие ровной площадки, нас не смущало.

категория записки Моренщика | добавил Александр (04.08.2015)
просмотров 257