выберите нужную тему:

разное [8]
походы [12]
фотоочерки [15]
записки Моренщика [21]

Форма входа

Логин:
Пароль:

Воскресенье, 16.12.2018, 13:43
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Легенда

фотозаметки

Главная » фотозаметки » в горах » записки Моренщика

Лето холодных закатов

 

Лето холодных закатов

аверняка, даже у самого отъявленного супергородского жителя,  выросшего в шумном и грязном каменном муравейнике, есть (или  появляется вдруг иногда) острое неприятие своего бытия. В самом  обычном смысле. 

Поэтому, помимо давно существующих  "традиционных" солидных контор,  всю дорогу еле-еле поправляющих свой  сползающий "авторитет", плодятся еще дополнительно к ним, разные "школы самопознания", "центры совершенствования" и прочие "духовные тренинги". Торговые предприятия продолжают размножаться - если старые - традиционно берут свободой, душой и по-возможности деньгами, то новые честно желательно деньгами. Ведь зачем-то вы им всем так нужны, и старым и новым.

Попробуйте обойтись без этого всего, попытайтесь, если можете. Вспоминайте же. Вытаскивайте из глубин сознания свои картины, там все записано, они есть. Лежат под тяжким прессом ненужных и не ваших серых коробок и мешков с барахлом. Под кучей не своих пыльных дел – интриг, ссор, битв с ветряными мельницами.

 

Разве не вы мокли под дождем, разве не вы бежали по мокрой траве, навстречу пробившему тучу, ближайшей звезды лучу. Лепестки цветов и листьев облепляли ноги. Или не вы, накупавшись до крупной дрожи, падали на горячий песок, и подгребали его под  себя, а потом, высохнув,  делали на нем руками «бабочку». 

Может это все приснилось? Тогда это вы впитывали озерный запах, вплавь добираясь до островка, извлекали, из тщательно завернутого в полиэтилен пакета, спички. Разводили костер из джигидовых веток и, обхватив колени, слушали хлюпанье небольших волн.  Нареза́ли впрок сноп камышовых шишек, «от комаров», и потом дым этих множественных огоньков в сумерках, вызывал слезу, и только.  

Достаньте это, и ощутите, и не теряйте. По-моему, это я вас забыл, а вы просто сами об этом никак не можете вспомнить. Если сейчас вас постигает недоумение, мол, что это, и о чем это - до свидания, не могу сказать прощайте, так как известно, что все меняется.

                                               

Чаще всего, первая ночевка бывает в лесу, на пригорке. Еще чуть выше, и лес закончится, пойдут альпийские луга. Вот на этой границе всегда самое лучшее место. Еще лес - и уже высь. До чего ж хороши эти ночевки. Нагретый склон отражает тепло с душистым  запахом чабреца, а под елками пряно пахнет хвоей. Набравшие солнечной энергии  камни делятся своим дневным запасом. Неожиданно налетает ветер, ель так мотает своими лапами, так гнется и скрипит, словно мачта. Поневоле присматриваешь траекторию ее падения, по ходу которой как раз стоит твоя синтетическая хибара. Так же неожиданно шквал пропадает.

  

 
раннее утро в Долине грез
 
Холодное нынче лето. На равнине температура держалась на 30-ти, и выше почти не поднималась. Обычно в июле 35-37 - норма.  Лето розовых закатов, назвал я его. Сколько раз под вечер появлялись далекие небесные клубы и окрашивались розовой палитрой. И так по всему небу, с востока до запада, и с юга на север. Холодное лето розовых закатов.  Костер горит в «илийской» горной печке – камни сложены домиком с плоской крышей. С наветренной стороны стены у домика нет. А на крыше живет котелок с чаем. Такая печка греет всю ночь, потому, что с подветренной стороны большой камень, отбрасывающий тепло в палатку. Всю ночь запах костра, хвои и нагретых трав будет тревожить короткий походный сон. 
 
Лесная ночь полна различных звуков. Хрипит на далеком склоне марал. Громче отзывается ему его собрат, с противоположного ближнего.  Надолго эта песня? Скрипит ночная сойка, словно играет на расческе. Вторит ей ровным барабаном неуемный дятел. Совсем на грани слуха доносится с нижних лугов лошадиное ржание. Ну, прямо, в мире животных, Дроздова не хватает. В поникших в бездну лесах глухо шумит водопад. Звук его плавает флэнжером (эффект гитарного процессора).  Всю ночь льются потоков лесных голоса. (Бернс). 

  

 
раннее утро в Долине грез, камень Юрта
 
 
 
 
камень Треугольник
 
 
июльское утро
 
 
 
 

На подъеме свинцовые, светящиеся синим светом тучи, идут с запада. Над равниной на рассвете идет дождь. Путь по морене, к перевалу Мокрая спина. Название говорит само за себя, а впрочем, все перевалы такие. На то и раздел между двумя горными странами, горными долинами, горными бассейнами. Как всегда в сухой каменной лощине полно сброшенных рогов.  С Мокрой спины уже видно озеро Коралловое. Уверен, что на нем никогда не было, нет, и не будет никаких кораллов. За то, какое имя. По пути пересекаем каменную долину, названную, однако, не менее поэтично – Долина Грез. Пеший час по Долине Грез, с небольшим уклоном вниз – приятнейшая прогулка.

Большой простор, много камней разных форм и размеров, разных растений по прозрачным и гулким  ручьям, несущимся своими зелеными тропинками. Опять шотландская поэзия. Вокруг озера - скалистые горы, где спят облака, где в юности ранней резвится река. На красных скалах растет желтый шафранник. Лиловые ушки неведомых науке цветков, растущих у воды. Про примулы, оксиграфис, кортузу Бротеруса и хориспору Бунге - и не говорю. Все вокруг цветет коротким июльским сезоном буйной жизни.

 
цветовая гамма растений высокогорья - кортуза Бротеруса, неизвестные, хориспора Бунге
 
На возвышенности, недалеко от озера обнаруживаю старую стоянку, обложенная камнями площадка. Старую, по меркам нашего времени – наверное, 30-х годов прошлого века. Судя по вросшим в землю камням. Снять не удается, так как стеной пошел град, не до древностей. Местность напоминает нездешнему человеку каменную пустыню. Я заметил, что северные люди пресыщены зеленью и лесами. А мы -  жители оазиса. 

На севере самая настоящая пустыня, с песком и ветром, и на тысячи километров. На юге – стена снежных гор, а перед ними – 15-ти километровая полоска благодатной территории, где концентрируется народ. Отъезжаешь на 30 км на север, в пески – на юге стена, она только чуть даже вырастает во весь свой прекрасный рост. Едешь еще час. И с доброй сотни километров видишь на горизонте далекие облака, какие любят куриться на снежных шапках.

Снежная стена была всегда. Всегда было понятно – на юге горы, на севере пустыня. А разве бывает по-другому? Как это так? Во все четыре стороны простор, ничего не высится, что-ли? Странно, неуютно, непонятно. А с какой стороны горы, такие, что надо поднимать голову? Вообще нет? Не рассказывайте сказок, скажете то же…    Потом приходилось бывать в таких странных и неуютных местах, и привыкнуть к такому беспорядку невозможно. Окна утром настежь распахну,  горы я над крышами найду. Алма-атинский фольклор. Да, есть такая многолетняя привычка. 

Завтра ждет еще одна долина, и еще один перевал, на котором обычно встречаешь рассвет. Подъем на него занимает 2 часа, и если выйти на взлет в 3-30, то к июльскому утру, аккурат на перевале. Он так и называется - Июльское утро. По мотивам композиции Юрайя хип. А вот спуск с него в новую землю, всегда волнительный. На отвесной скале Июльского утра, едва держится камень, метров 5 в диаметре. Он называется Шуруппер.  Название такое. Идти вниз, по пути падения его, придется метров 300. И другой дороги нет. Идешь эти пол-часа максимально быстро, рискуя действитеьно пострадать, весь как на иголках.  Как будто он должен сорваться со своей шаткой опоры именно в тот миг, когда твоя персона появилась здесь. А тысяча прежних лет не в счет.

Да кто его знает, Шуруппера…   Ведь было, как неожиданно и бесшумно поехавший по льду камень, разлетелся вдребезги в том месте, где только что, секунду назад, беззаботно сидел походчик. Что заставило в этот момент его товарища бросить взгляд вверх и подать голос? Как ветром сдуло туриста.... Ведь было. Я запомнил, а ты? 

 
перевал Июльское утро, камень Шуруппер, с разных точек съемки. Эффектно снять его никак не удается. А ведь землетрясение скинет его

  

 
радуга в ущелье, вдали перевал
 
В горах можно увидеть радугу, и быть выше нее. В том смысле, что просто находишься выше радуги.  Была радуга, значит, был дождь. Или град. Он больно сечет сквозь куртку. Проходим место, которое славится молниями. Как-то мы с Сергеем вжимались в камень в сильнейшую грозу. Молнии вились и трещали рядом. И вдруг, откинулись назад из положения «корточки», в положение «на спине, головой в воде». Понять в этот момент ничего невозможно, видимо рядом попал заряд, или отголосок его мы собрали на себя. 

И в этот раз, на этом же месте, идем в грозу. Град моросит, и вдруг молния, как бы вокруг, и в то же мгновение гром гремучей силы. Один из нас упал как подкошенный от испуга, оказывается он не видел молнии, моргнул что-ли, а другой видел и был готов, однако, тоже оказался на земле. Это за три часа была единственная молния. Вот очередное совпадение... Кого ищет, кого выслеживает.

 В долине есть еще одно место. Там две скалы, стоят, почти  рядом, образуя узкий проем, сквозь который можно пройти.  Такое игольное ушко. Мало того, здесь удобнее всего пройти,  исходя по рельефу местности. Но ходит легенда, что пройти  безопасно могут только честные, безгрешные люди. Никто из  нас никогда не прошел там. Стояли, мялись, приводили  научные доводы, привлекали теорию вероятностей, пытались  на спор, и … не решались. Лучше обойти по-здорову. Такова  сила камней и человеческого фактора. Само собой, «честного,  безгрешного» так и не нашлось, но лично я знаю одного  такого,  еще в молодости видел, в советском кино.

Снова пролетел долгий день, и снова тянулась короткая ветренная ночь. Таких контрастных пар прошло уже четыре. Дни смешиваются, и возникает состояние, будто ушел из цивилизованного мира месяц назад. Сегодня подъем на вершину. На ней, на самом ее верху тоже есть камень-сюрприз. Многотонная махина качается под весом тела. На тех, кто впервые на него встает, это производит неизгладимое впечатление, потому, что под ним 800 метров пустоты. 

 
на вершине, на камне-сюрпризе
 
 
вершина с камнем-сюрпризом 

 

 

 

 

 

 

 

 

Через 7 дней опять в грибном лесу. А завтра спуск домой. За неделю так привыкаешь и сливаешься с горным диким бытом, что рад этому. Нет, не тянет в шумный мир, и если есть продукты, бывает, что даришь себе еще сутки. Откуда, не помню, бытует, что это время не заносится в большой счет,  время, когда вы сами с собой, а оно течет рядом. 

 
Когда можно быть собой и все в понятном равновесии. Следуя безнадежной моде, мог бы сказать"медитация" или что-то в этом стиле. Размером в неделю.  Жаль, время с лихвой наверстается там, внизу, там не отвертишься.

Но сейчас нас двое, крайняя ночь в походе, по-традиции, проводится под куполом из звезд, без палатки. Я не помню случая, что бы когда-либо этому помешала непогода. От края до края все усыпано звездами. Представляешь себя древним бедуином, коротающим ночь в безбрежной пустыне. Недаром, большинство названий звезд изначально арабские, и многие начинаются с Эль…    Утром на спальнике выпадет роса, ну так все одно, в обратную дорогу. Переговариваемся до тех пор, пока один из собеседников не ответит. 

- В каком, ты говоришь, направлении апекс Солнечной системы?                          

В ответ –  ветер и крики марала. Фиолетовое, в горошек звезд, ночное небо.  На юге вершины белеют под кровлей снегов, темнеют долины и скаты лугов.  Не дремлют поникшие в бездну леса́, разносят потоков лесных голоса.  Пока еще лето –  то, что в холодных розовых закатах. Запах пепла от костра и скрип ночной птицы...

                                                                                              июль,  2010 год

 
холодный вечер на лесной стоянке
 
 
5-30 утра, по пути на на вершину

 

 

 

 

 

категория записки Моренщика | добавил Александр (26.10.2010)
просмотров 287